Акция "Киноэкология"

Сдал макулатуру, создал фильм
Сбор средств на киноуроки:
Акция "Киноэкология" - это школьная благотворительная акция по сбору макулатуры, средства от сдачи которой учащиеся жертвуют для съёмок фильма в рамках проекта "Киноуроки в школах России". Таким образом, школьники становятся сопродюсерами нового киноурока, который будет подарен школам всей страны.
Если бы не я

Привет! Вы готовы услышать историю обычной пятнадцатилетней девчонки, которая влюбилась в самого невыносимого парня из нашего класса?  А когда я поняла, что мир рухнет, если он не обратит на меня внимание, решила сделать все возможное, чтобы стать его подружкой. Знакомо? Вы скажете, что банально до боли? Именно так. Но это случилось, и это случилось со мной!

Женя Беглов, для друзей Жека, самый беззастенчивый, самоуверенный парень, через неделю устраивал вечеринку в свою честь, точнее в честь своего дня рождения. Шанс на неё попасть у меня и моей лучшей подруги Лизы был ничтожно мал. Поэтому мы облазили все сайты с заголовком «Как привлечь внимание мальчика из своего класса», и как только план был готов, сразу приступили к его реализации. Такие, как Женя, точно не любят тихонь, поэтому я решила, что пора перестать быть пай - девочкой и стать активной,  дерзкой и, наконец, привлечь его внимание. Наша литераторша, Виолетта Сергеевна, уже пожилая женщина, собирающаяся на пенсию, рассказывала нам о «многомерности человеческой души».

-В «Преступлении и наказании» поставлена нравственная проблема ответственности человека за преступление не только перед законом, но и перед собой, перед своей совестью. Это плач о душе человеческой, оказавшейся в тяжелых условиях бытия.

Я решила, что пора. Мой выход. И подняла руку.

-Вероника? Ты хочешь что-то сказать?

-Да, хочу спросить. Знаете, у нас сейчас куча народа существует в тяжелых условиях бытия. И тогда скажите - зачем нам, подросткам, учиться размышлять или рассуждать? Чтобы запутаться в этом многообразии жизни, а потом всю оставшуюся жизнь искать выход, как большинство  людей старшего поколения? Не лучше ли оставаться бездумной молодежью?! Если мы кому-нибудь и причиняем вред, то только себе.

Если я добивалась внимания Жеки, то здесь была полная победа. Но только помимо его одобрительного, внимательного взгляда на меня смотрели ошеломленные глаза Виолетты.

-Довольно странно это слышать от тебя… Но вопрос задан… Во-первых, человек не может причинить вред только себе, не задев этим близких или окружающих людей. Мы единая система. А во-вторых, умение размышлять – это то творчество, которое отличает нас от животных. А не умение размышлять о последствиях  приводит к большинству катастроф.

Но если бы я тогда хотя бы чуть-чуть задумалась над этими словами. Хотя бы на секунду услышала, что она хотела мне сказать. Но нет, мы не такие! Мы бежим за своими желаниями, не видя и не слыша ничего вокруг!

Тогда я произвела фурор. И уже на перемене ощутила его первые результаты.

-Не знал, что ты умеешь говорить, - Жека стоял так близко, и от него пахло чем-то запретным и притягательным, - может ты и не такая тихоня?

Потом я ещё три дня грубила учителям, впервые получила две двойки и вела себя вызывающе. В конце концов я и Лиза были награждены приглашением на вечеринку. Вся следующая неделя была посвящена созданию новых «ультрасовременных» образов, что окончательно добило моих родителей. Но в своём чувстве я была непреклонна. Все мои мысли были заняты только одним - что он скажет, и как я отвечу.

И вот эта долгожданная суббота наступила. И как это бывает во всех подобных фильмах, что-то пошло не так. Родители решили, что именно сегодня пришла пора серьезно поговорить о моих начавшихся проблемах в школе. Младший брат обиделся, что я не выполнила своё обещание с ним погулять, и спрятал все мои новые украшения, которые составляли суть моего придуманного образа. В завершение ко всему, бабушке стало плохо, и родители решили свозить её к врачу, оставив на меня обиженного Илью. В результате в кафе я пришла, когда уже все возможные возможности прошли, и все уже давно отрывались под электронную музыку. Было сложно войти в этот непривычный ритм, и я чувствовала то, что называют «одиночеством в толпе», но вдруг меня подхватили, и знакомый до волнения голос стал кричать в моё ухо.

-Привет, скандалистка! Мы тебя тут заждались. Давай, быстро подкрепись и к нам.

Всё сразу встало на свои места. Он меня ждал, он меня заметил. И тут подлетела красная, разгоряченная Лиза.

-Ты чего так долго?! Я в первый раз на такой вечеринке! Спасибо тебе, если бы не ты, меня бы никогда сюда не позвали! Здесь так круто! Ты идешь танцевать?

-Ты иди. Я сейчас приду.

Я смотрела на танцующих и представила глаза Виолетты Сергеевны. Если мои слова вызвали в ней столько эмоций, что бы с ней было, если бы она увидела этот триумф безумия в действии? Постепенно, погружаясь в этот ритм, в это состояния забытья, далеко уносящее от реальности, я почувствовала, что мной овладевает  желание идти танцевать, как они. И не думать о проблемах, доме, школе… Но тут  что-то мелькнуло внутри меня, а может быть не внутри, а снаружи? Но мелькнуло так быстро, что я могла не заметить. Могла подумать, что мне показалось, но внимательная к своим ощущениям, я подняла глаза и прямо перед собой, за окном кафе, увидела парня, который пытался из одной руки переложить в другую внушительную стопку книг, перевязанную по старинке старой бечевкой.

Можно было бы не обратить внимания на этого чудика, но что-то очень знакомое было в его лице и в том, как он морщил нос. Точно! Это был Глеб Ветров! Моя первая любовь с первого по второй класс. Потом он переехал в другой район, поменял школу, и я его больше никогда не видела. Но как он появился здесь, и именно сейчас, когда я уже решила пуститься во все тяжкие, оставалось для меня загадкой. Я вскочила с места и выбежала на улицу, боясь, что он переложит свой антиквар и уйдет.

-Привет! – Я встала перед ним и загородила ему путь.

-Привет! – Глеб выглядел спокойным, уверенным и каким-то очень правильным.

-Даю тебе десять секунд, чтобы меня опознать. Иначе ты на веки вечные убьешь мою самооценку.

-Предлагаю поберечь твою самооценку и сэкономить десять секунд. Вероника Ступина, сама умная и красивая девочка 2 «а» класса.

Если я была ошеломлена, то не подала виду.

-Это в прошлом. Сейчас, как видишь, в тренде не очень умный и однотипный формат.

Он не смущаясь оглядел меня, то есть мой новый образ, и перевел глаза за мою спину.

-Ты же не с ними?

Я обернулась и увидела ребят с дня рождения, включая Лизу.

-А что тебя в них не устраивает? Чем ты лучше их? Тем, что таскаешься по улице со стопкой старых книг и не знаешь, что уже давно изобрели электронные библиотеки?

- Я иду из «Букиниста». Просто когда читаешь книгу, все по-другому. Прости, не хотел говорить ничего плохого о твоих друзьях. Просто… я помню тебя совсем другой.

-Другой? Интересно. И какой же ты меня помнишь?

-Ты мечтала быть самой великой из всех актрис. И устраивала везде эти постоянные спектакли, помнишь? А еще мы договорились, что когда ты станешь настоящей актрисой, то я подарю тебе плюшевого медведя.

-Нет, не помню.

Я и вправду уже давно об этом не вспоминала, и было неприятно, что он мне напоминает. Но в это время случилось что-то ещё более отвратительное, потому что к нам подошел Жека.

-Ой, а вот и Никуся! А чего ты тут стоишь!? Давай шевелись, а то самое интересное начнется без тебя.

Его вид, развязная манера себя вести и говорить, выглядели так неуместно в этой ситуации. И вел он себя, как будто я тут одна стою.

- Да. Иди. Я сейчас приду.

На моё счастье его позвали, и я решила, что пока до конца не уронила лицо, надо быстро попрощаться с Глебом, но  тут мои  глаза наткнулись на его потрясающую улыбку.

- Что?! Никуся?!

-Молчи! Вот прям сейчас, лучше молчи!

-Это твой парень?

-Почти. Если я ещё тут с тобой чуть-чуть постою, то почти уже не случится, так что я пошла.

-Думаю, что уже поздно…

Глеб показывал за моё плечо. Я оглянулась, но лучше бы этого не делала. Жека стоял и обнимал… Лизу! Даже не просто обнимал, он что-то шептал ей на ухо, а она краснела и глупо хихикала. И вот на моих глазах парень, в которого я влюблена, обнимает мою лучшую подругу! Но Лиза?! Она же знала, как я добивалась, чтобы сюда попасть. Чего мне стоила эта неделя: испортились отношения с родителями, учителя думают, что я скатилась ниже некуда. А она, лучшая подруга, с моим будущим парнем... Чтобы как-то сохранить жалкие остатки достоинства, я повернулась обратно к Глебу и улыбнулась, как смогла.

-Пойдем, я помогу донести твоё старьё.

-Не старьё, а старину. Стоимость разная.

Я ещё раз остановилась и посмотрела туда, куда меня так манило, но где мне пока не нашлось места.

-Только, раз уж я ушла, сделай так, чтобы я об этом никогда не пожалела. Моя жизнь должна стать разноцветным фейерверком и дождем из шоколадок.

-Может тогда лучше вернёшься?

Я тогда не помню, засмеялась я  или заплакала. Кажется, что всё вместе.

Глеб держал будильник над моим ухом. И это было ужасно! Я для себя решила, что тот, кто пустил его в мои покои в воскресенье утром, будет казнен.

-Мучитель! Оставь мне привилегию спать в выходной! Я в депрессии! Я должна плакать и придаваться горю!

-Кто не имеет воли, не имеет ни-че-го!

-Скучно! – я закрыла голову подушкой, но это не помогло. Противный звук пробирался сквозь толщу пуха.

И вот мы стоим за кулисами не знаю чего, на кастинге, не знаю куда. И этот сумасшедший хочет, чтобы я  вот так, без подготовки, вышла на сцену?!

-Никогда.

-Дыши. Дыши медленно.

-Ни за что! Я ничего не помню, я опозорюсь.

-Нужен эффект неожиданности. У тебя есть любимое стихотворение, которое ты знаешь досконально?

-«Письмо к женщине» Есенина.

-Хорошо. Читаешь его.

-Нет! Это мужская партия. Я девочка. Я не буду это читать, - я стояла и ныла, как ребёнок. А на самом деле мне было так страшно, что подкашивались руки, ноги и что там ещё подкашивается. И тут я услышала свою фамилию.

-Так! Тебя вызвали. Быстро, вся сожмись. Сильнее! Напрягись изо всех сил!- я вся напряглась и сжалась, зажмурилась, как могла. И вот когда решила, что сейчас лопну, услышала резкий голос Глеба, - Резко расслабься!

И только я выдохнула, как Глеб вытолкнул меня на сцену.

-Читай!

От страха меня понесло. Я шла, как во сне, и говорила, говорила…

Вы помните, Вы всё, конечно, помните, Как я стоял, Приблизившись к стене, Взволнованно ходили вы по комнате И что-то резкое В лицо бросали мне. Вы говорили: Нам пора расстаться, Что вас измучила Моя шальная жизнь, Что вам пора за дело приниматься, А мой удел — Катиться дальше, вниз. Любимая! Меня вы не любили. Не знали вы, что в сонмище людском Я был, как лошадь, загнанная в мыле, Пришпоренная смелым ездоком.

И тут  я оказалась на краю сцены. Но мне легче было идти и читать, и поэтому я, не раздумывая, начала спускаться вниз, со сцены, туда, где сидела комиссия. Пройдя круг почёта, я опять поднялась на сцену и закончила читать как раз на середине. На меня из зала смотрели удивленные, проснувшиеся люди.

-Может быть представитесь?

-Вероника Ступина.

-А почему вы выбрали мужской репертуар?

-Понимаете, я читала письмо, которое получила. В этом случае это же женский репертуар? Да?

-Да, но вы его читали не с позиции женщины.

-Я просто очень сильно чувствовала, что он чувствует.

Мы шли с Глебом по набережной. Мы смеялись и не могли остановиться.

-Это был позор! Как они меня взяли?

-Может быть они искали такую чудаковатую девчонку?

-Что?! Как ты сказал? Чудаковатую?! Откуда ты берешь эти дурацкие слова? В своих нафталиновых книжках?

-Зато они не дают тебе скучать. Считай, что это вместо шоколадного дождя.

-Ну уж нет. Замена так себе, слабенькая.

На улице было холодно. Низкое, серое небо Петербурга повисло, как что-то неотвратимое. Глеб посмотрел на меня серьезно.

-Что ты скажешь завтра своей подруге?

-Лизе? Сомневаюсь, что мы ещё подруги. Ничего не скажу. Я не собираюсь с ней разговаривать.

Но разговаривать и не пришлось, потому что в школу Лиза не пришла, а я ей не позвонила. Но она не пришла и на следующий день, а потом не пришла тоже. Может быть ей было стыдно, и Жека вёл себя необычно тихо и как -то пришиблено. Что мне тогда помешало самой позвонить Лизе? Моя гордость, обида? Но мне было бы легче, если бы я позвонила ей первой.

Всю неделю я целыми днями пропадала на репетициях, а иногда вечерами сидела с Глебом в уютном кафе. Он угощал меня вкусной пироженкой и, как мог,  пытался отвлечь от мыслей о несостоявшейся любви и потерянной подруге. Звонок раздался в субботу, когда я в раздевалке переодевалась для выхода на сцену. Лиза говорила так тихо, почти шепотом, что мне приходилось сильно напрягаться, чтобы расслышать всё, что она говорила.

-Меня забирают из школы. Я на том дне рождения наделала глупостей… Я сильно отравилась, лежала в больнице. Родители подняли скандал. Пытались выяснить, с кем я была и где. Они ничего не знают про Жеку, а я не хотела, чтобы меня на всю школу опозорили. – Лиза плакала. Тихо, жалобно, как побитая собачка, а я молчала, просто не могла ничего выговорить. - А я тогда с ума сошла, так радовалась, что они меня приняли. Думала, что теперь я крутая. А это ты крутая. Ты сильная, ты знаешь чего хочешь.  Прости меня. Прости меня, пожалуйста. У меня, кроме тебя,  никого нет. Прости…

-Не придумывай. У тебя все есть, включая меня. Надо было тебя с собой забрать, о чем я думала? Всё, что случилось-уже случилось.

Лиза заплакала сильнее, и я заплакала вместе с ней. Мне стало стыдно, что я так быстро отказалась от подруги, я оставила её там, а главное даже потом не позвонила. Мы ревели с двух сторон трубки, пока я не прервала нас обеих.

-Знаешь что, пойдем в театр?

-Театр? Я не могу, у меня нет никаких сил куда-нибудь выходить из дома.

-У кого нет воли, нет ничего!

-Что?

-Знаю, скучно. Но работает.

На уроке литературы Виолетта Сергеевна, задавая этот вопрос, смотрела прямо мне в глаза.

-Так как вы думаете, почему Наташу Ростову увлек ветренный и безответственный Куракин?

Я подняла руку и, не дождавшись разрешения говорить, встала.

-Мы думаем…

-Кто это мы?

-Девчонки. Мы думаем, что за этой наглостью и развязностью обязательно скрывается мужественная, сильная, интересная личность, способная нас защитить. Такой образ рыцаря-разбойника. А когда разберешься, приглядишься повнимательнее, то оказывается, что ничего там нет, - я посмотрела на Жеку, - ни ума, ни воспитания, а тем более мужественной интересной личности. Жаль только, что понимаем мы это поздно, как Наташа Ростова. Кому-то помогает понять случай, а кому-то катастрофа…

Я села. В классе было тихо. Никому больше не хотелось говорить.

Через несколько дней у меня состоялась премьера. Как же я была счастлива своей маленькой ролью! Мне, казалось, что все встало на свои места. После цветов и оваций  мы с Глебом сидели в нашем уютном кафе на Невском. Я немного успокоилась и выдохнула.

-Глеб, скажи, а если бы я тебя тогда не встретила, что бы со мной было? Меня, как Лизу, забрали бы из школы? Я тогда была совершенной дурой и могла сделать кучу всякого, от чего потом тошно. Как быть тем, кому не с кем уйти? У кого нет никого рядом?

-Вероника, всегда есть тот, кто поможет. И давай честно, ведь меня тоже нет. Есть только твоё богатое воображение, которым ты славилась с детства. Тебе в тот момент нужен был кто-то, и ты выдумала меня. Но я тебе не нужен, ты со всем справилась. И все, что ты сделала, ты сделала сама.

Я сидела в кафе одна. Я всегда была одна и прекрасно это знала. А это была так, моя игра. В моей голове кадр за кадром пронеслись сцены последнего месяца. Как я стояла около кафе и смотрела на смущенную Лизу и на Жеку. Как я всю ночь в интернете лихорадочно искала театр, куда бы меня могли взять,  и как заранее поставила себе будильник. Мой кастинг, репетиции и много, много борьбы.

Виолетта Сергеевна права, мы должны размышлять, иначе, неизвестно какими мы вырастем,  и что нас ждет. Я встала из-за столика и пошла по заснеженному Петербургу, который, как верный друг, всегда подставит своё каменное плечо. В ближайшем магазине я купила плюшевого медвежонка и поехала к нему. Пора было познакомиться с Глебом Ветровым.

Его мама проводила меня к нему в комнату.

-Глеб, к тебе пришли.

За письменным столом сидел он, мой друг детства - сильный, умный и с добрым взглядом.

-Привет!

-Привет! Даже не знаю, чем заслужил, что ко мне в гости пришла сама Вероника Ступина.

-Я сегодня стала актрисой. Вот, принесла тебе медведя, которого ты должен мне подарить.

Вот,  пожалуй, и всё. Может быть, моя история покажется кому-нибудь незначительной выдумкой, но тогда я скажу: «Не торопитесь судить. В нашей жизни бывает всё. Но побеждает тот, у кого есть Воля и Мечта".

1 Шаг. Познакомить руководство, педагогический коллектив и учеников школы с проектом.

Для этого рекомендуется:

2 Шаг. Организовать и провести в школе акцию по сбору макулатуры - «Киноэкология».

3 Шаг. Перевести вырученные от акции «Киноэкология» средства на счет АНО «ИНТЕЛРОСТ» с пометкой «Благотворительность». Прислать скан или скриншот квитанции на почту info@kinouroki.ru, с пометкой «перевод средств» в теме письма. Скачать бланк платёжки можно по ссылке

4 Шаг. Заполнить форму отчёта по итогам акции «Киноэкология» в вашей школе.

Данные собираются для подведения итогов и публикации отчёта результатов акции. Активные участники будут награждены электронной грамотой. Также, все школы, принявшие участие в акции «Киноэкология», становятся сопродюсерами фильма и будут размещены в титрах.

Экзамен

Не знаю, кого куда тянет, а Генку Круглова тянуло в Англию. Хотя он пока ещё там не был, но всё ему там казалось особенным, изысканным и привлекательным. Что такое «изысканность», Генка, может быть, и не знал, но чувствовал, что отыскать он это сможет только в Лондоне. И попадёт он туда уже через полгода по программе «школьники по обмену». И жить он там будет в английской семье, где нет его сумасшедшей сестры и всего этого домашнего занудства: «Убери! Помой! Разбери! Разложи!» И поэтому сейчас Генка «наводил мосты». Он переписывался с девочкой, которую звали не какая-нибудь Маша Петрова, а Амелия Фэйн. Ей 
тоже 14, и она истинная англичанка. Правда, как выяснилось, с русскими корнями, но это была аж прабабушка, поэтому данное обстоятельство Генка посчитал незначительным, но для себя довольно полезным. Амелия давно и активно изучала русский язык. Поэтому, чтобы попрактиковаться, писала ему исключительно на русском.

 - Что тебе нравится больше всего в человеческом характере?

-Ум, красота и юмор

 -Я есть другая, - Генка в какой раз улыбнулся её манере строить предложение.

- Надо говорить просто – «я другая».

-Хорошо

- Ты такая. Мы с тобой уже месяц общаемся, так что я лучше знаю.

 - Спасибо!

 -А что для тебя самое главное в человеке?

-Честность, дисциплина и …аккуратность.

Эти слова на Генку произвели эффект взорвавшейся бомбы. Но на самом деле комната Генки так и выглядела, как будто в ней взорвали бомбу из смеси одежды, остатков еды, преимущественно фастфуда, и каких-то разных, маленьких, никому не понятно откуда берущихся предметов. Генка осмотрел этот устоявшийся в его жизни хаос, подумал: «А что сразу не святой?» - и сказал: «Тебе повезло, я такой и есть!» В это время мама четвертый раз позвала Генку ужинать. И так как в голосе уже чувствовалась угроза, Генка решил закругляться.

-Ладно, меня зовут. До завтра, – и он выключил скайп. Он уже вставал из-за стола, когда от Амелии пришло сообщение.

 - Great!!! I will be in Russia in 3 months and will see all with my own eyes.

 С английским у Генки было не очень, а если честно сказать, совсем плохо. Поэтому он быстро скопировал и вставил ответ Амелии в переводчик. За ужином семья с удивлением смотрела на притихшего Генку. Он ковырял вилкой в тарелке, а его глаза сверлили маленькое грязное пятнышко на скатерти. Первой не выдержала его мама.

 - Гена! Ты где?

И только голос его младшей сестры Тони смог вернуть Генку в семью.

 -Он со своей Амелией. Трудно из одной атмосферы сразу попадать в другую. По себе знаю. 
Генка скривил лицо, всё его существо протестовало. Почему его маленькая (всего 9 лет!) сестра постоянно суётся во всё?! Почему?!

 -Мама, а ты точно уверена, что вы оба наши родители, и никого из нас не усыновили?

 -Точно.

-Я пойду есть в комнату!

 Но тут от своих документов оторвался вечно занятой папа Генки.

 -Нет, сын. Это нехорошая идея. Если ты ещё раз там поешь и не уберешься, у нас кроме Тониного Руди поселятся крысы.

- Фу-у-у, – теперь Тоня скорчила неприятную гримасу. И засунула высунувшуюся ящерку поглубже в карман.

-Рассказывай, что случилось? – и мама уселась поудобнее, словно приготовилась слушать долгую, захватывающую историю.

 Генка с сомнением посмотрел на сестру, как бы прикидывая масштаб бедствий. Но разум говорил, что рано или поздно она всё узнает, так лучше сейчас все самому рассказать, чем допустить, чтобы потом Тоня начала детективное расследование.

- Амелия приезжает через три месяца.

Его папа даже отложил документы, улыбнулся своей широкой, обаятельной улыбкой и хлопнул сына по плечу.

- Так это же замечательно!

- Да, только она думает, что я говорю по-английски... А ещё, что я самый аккуратный и дисциплинированный паинька, - все молчали, и Генка решительно поставил точку, - Да, и никогда не вру.

Генкин папа почему-то вопрошающе посмотрел на жену, а она как-то вся выпрямилась и быстро начала убирать со стола. Только Тоня была в своем репертуаре.

 - Так бывает. Трудности перевода…

 Генка уже минут пятнадцать сидел за столом, пока не подошла мама.

- Знаешь, когда я училась в институте, за мной ухаживал один парень, но я не могла его познакомить с родителями, потому что они бы не выдержали его манер за обеденным столом. И тогда я взялась за его воспитание.

- Получилось?

- Конечно! Вон, смотри, - мама кивнула на папу Генки, делающего какие-то пометки в рабочих тетрадках. – Но только без его желания ничего бы не вышло.

 - У меня оно вот-вот тоже появится. Так что можешь попрактиковаться теперь на мне.

- Есть такое выражение: «Учитель появляется тогда, когда готов ученик». Только повнимательней будь, не упусти его.

- Ты сейчас отказалась помогать сыну?

- Я сейчас наставила сына на правильный путь.

- Хорошо, а с английским что делать?

- С этим я могу помочь. Есть один курс, где очень быстро учат разговорному английскому.

- Мне туда!

- Мы с папой оплатим твой английский, но у меня будет одно условие.

- Да легко! Хоть посуду целый месяц буду мыть.

- На курсы ты пойдешь вместе со своей сестрой.

- Я так понимаю, посуда не рассматривается?..

За столом сидели девять человек. Почти все были одного возраста, не считая Тони и маленького вундеркинда со скрипкой. Педагога звали Светлана Владимировна, и разговаривала она очень спокойно и уверенно.

- Я рада вас видеть на нашем курсе! Сегодня мы начинаем удивительное путешествие в невероятно красивый мир английского языка. На этом занятии мы запомним первые 80 слов, а со следующего занятия мы с вами уже начнем говорить. Пожалуйста, возьмите свои карандаши, откройте тетради и приступим.

Этот курс английского оказался просто каким-то чудом! На занятиях требовалось, как в детстве, раскрашивать рисунки, одновременно повторяя слова, которые таким образом попадали во все виды памяти. А после этого удавалось легко строить предложения, потому что не приходилось мучительно вспоминать нужные слова. Делать всё нужно было быстро - только успевай брать разноцветные карандаши и раскрашивать разные мелкие детали картинок. И вот тут внимание Генки привлекло кое-что, чему не удалось найти точного объяснения. На одной из парт карандаши лежали в идеальном порядке, а мелькающие руки умудрялись с невероятной скоростью брать нужный и потом возвращать его на то же самое место! Такого, очевидно, удалось добиться или постоянными тренировками, или зацикленностью на порядке. «Вот и учитель!», - мелькнуло в Генкиной голове, и глаза перескочили на владельца рук. Им оказалась обычная девчонка, даже без крыльев. 
В перерыве Генка уверенно подошел к ней и сразу перешел к интересующей его теме. - Тебя же зовут…А-а…,- Генка замялся, а его глаза умоляли помочь.

- Арина

- Точно! Просто первый раз такое имя слышу. Короче, мне нужна твоя помощь.

 -Моя? Ты не ошибся?

 -В твоей комнате идеальная чистота?

 - И что?

- Ты хоть раз куда-нибудь опоздала? Генка совершенно не замечал, что их разговор с Ариной слушают все.

Арина молчала, но и так было понятно, что никогда и никуда она не опаздывала. Генка ликовал!

 - Нам вместе ходить на английский 3 месяца. Пожалуйста, мне очень нужно, чтобы ты научила меня, - тут Генка опять замялся, какое слово подобрать... Чистоте? Как-то глупо звучит. Но, вспомнив слова Амелии, сразу выпалил, - дисциплине и аккуратности.

И тут за спиной послышался чей-то смешок. Генка обернулся и заметил, наконец, что на них смотрят все ребята с курса и о чем-то перешептываются за его спиной. Но слова, прозвучавшие в ответ, мгновенно установили тишину.

- Нет! Этому невозможно научить. С этим рождаются. – Арина сказала это как-то очень печально, затем повернулась и пошла к своему столу.

 Перерыв закончился.

На второй части занятия ребята многозначительно переглядывались, а после урока все дружно стали помогать Генке уговорить Арину. И когда на её лице появилось сомнение, Генка  быстро перечислил все найденные плюсы.

 -Во-первых, ты сможешь проверить свою теорию на деле, ну, ту… что люди не меняются. Во-вторых, я не буду выглядеть в глазах Амелии вруном. И самое главное, в Лондоне никто не скажет, что русские - невоспитанные грязнули. Арин, соглашайся! И последней положительной каплей стали слова вундеркинда:

 - Арина, может быть, тебе лично это и не надо, но если посмотреть на это с позиции, что жизнь дана для помощи другим, то это - высокая цель!

 Было решено выработать план, включающий в себя всё, чему Генке предстояло научиться за три месяца. Его затея начала казаться несбыточным сном! План, со свойственной ей аккуратностью, принесла Арина, и он занял почти всю стенку в его комнате. Чего там только не было! Стрелочки, картинки, правила и даже приклеенные закрытые конвертики, на которых было написано: 
«Экзамен».

Все с курса тоже активно включились в работу и даже распределились по направлениям. Научить, как дома быстро навести порядок и чистоту, взялась сама Арина. Умение вести себя за столом и в обществе обеспечивали Соня и Кирилл; у их родителей было литературное кафе, что обеспечивало возможность попрактиковаться. Даниилу, который учился с Генкой в одной школе и который все время опаздывал на английский, поручили пунктуальность. Отработать навык правильно выражать свои мысли взяли на себя утонченная Анжелика и маленькая Мила. Немного разобраться в классической музыке (базовый уровень, чтобы не опозориться) обещал помочь вундеркинд, но все звенья цепи контролировала Арина, аккуратно записывая результаты в свой специально заведенный по этому поводу блокнот. И вот всё завертелось! Первый месяц этого верчения можно было смело охарактеризовать как стихийное бедствие, причем для всех включительно. Как только Арина перешагнула порог Генкиной комнаты, всё пошло не так. Он старательно убирался перед её приходом, но хоккейная клюшка как будто специально выпрыгнула из-под кровати. Арина споткнулась, чуть-чуть пролетела и приземлилась на тумбочку. У тумбочки не было одной ножки, поэтому она покосилась. Арина упала на пол, а на неё из открывшихся ящиков посыпалось все, что Генка перед её приходом туда запихнул. А запихнул он туда немало! Но потом она открыла шкаф, из которого, как снежный ком, вывалилась одежда, а завершающим аккордом стало падение ящерицы Руди прямо Арине на голову. Арина испугалась и завизжала; тут же прибежала Тоня, которая с радостным криком «Нашёлся!» попыталась снять с головы Арины своего любимца. Когтистая лапка Руди зацепилась за бисерную заколку Арины; заколка порвалась, и бисер рассыпался по всему полу Генкиной комнаты.

В литературном кафе за столиком сидела пожилая пара, и женщина в немыслимой шляпке что-то рассказывала о Бунине. А когда Соня, Кирилл и Генка проходили мимо, она улыбнулась им и обратилась к своему спутнику.

 - А говорят, что современная молодежь не читает.

 Генка, протискиваясь между её стулом и соседним столом, решил проявить вежливость.

-Врут.

 В этот момент его рюкзак зацепился за кружевную шаль женщины, и Генка, чтобы отцепиться, немного его дернул. Что-то треснуло, потом зашумело и задвигалось. Шаль оказалась старинной и очень ценной. Ребята как-то попытались извиниться, но из кафе им пришлось уйти.

И так во всём. Чем больше они с Даней хотели быть пунктуальными, тем чаще опаздывали. Вся классическая музыка оказалась совершенно одинаковой и занудной, а слова, которые надо было правильно произносить, никак не запоминались.

Мила и Анжелика придумывали всякие схемы для запоминания.

-Запомни! Чулки длинные, а говорим много чулок. Носки короткие, а говорим длинно – носков. Генка чувствовал, что вот-вот взорвется. 
- Ну это мне зачем?! Вы, правда думаете, что я с Амелией буду говорить про чулки?! Анжелика посмотрела на Генку как на совершенно безнадежного человека.

 -А ты хочешь быть только для неё хорошим? А для всех остальных - привычным разгильдяем?

Всем стало казаться, что теория Арины подтверждается. Но однажды всё изменилось. Шло обычное занятие английского, и Генка вдруг увидел, как у Арины сломался карандаш. У кого угодно, но у неё не мог сломаться карандаш! Но тут у неё сломался ещё один, а потом очень незаметно на тетрадку капнула слеза. Арина подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Её глаза умоляли его молчать. И он молчал. Молчал до конца занятия, а потом предложил её проводить. Они шли по заснеженному Петербургу, и Генка не знал, как утешить эту девочку. До сегодняшнего дня он даже предположить не мог, что Арина тоже человек, который имеет чувства, мысли, желания, что у неё так же, как и у всех, есть проблемы, и ей может быть нужна помощь. И тогда он тихонечко, словно чего-то опасаясь, взял её за руку.

 - Давай ты мне все расскажешь. Это помогает, я точно знаю.

Арина не отдернула руку, а только сжала её в кулачок, словно хотела её согреть.

 -Мой папа сильно болел и умер полгода назад. Мы остались с мамой вдвоём. У меня очень хорошая мама, только она сильно затосковала. Она перестала улыбаться и почти всегда молчала. Я не знала, как ей помочь, и решила научиться всему, из-за чего она меня всегда раньше ругала. У нас стала идеальная чистота, я готовлю еду, пеку пироги, но ничего не менялось, и я решила, что не справилась.

-Так ты не родилась такой? Ты стала такой ради мамы? – Генка был ошарашен.

 -Да, - и вдруг Арина остановилась, повернулась к Генке и заглянула ему в глаза. Заглянула так глубоко, как он сам никогда в себя не заглядывал.

- А сегодня мама впервые после похорон отца заплакала. Она так меня благодарила, просила прощения. И спросила, что может для меня сделать. Чего я хочу больше всего?

- Ты сказала?

 -Да. Я попросила, чтобы она опять стала улыбаться.

 Генка смотрел на огромные слёзы, катившиеся по белоснежному лицу Арины.

 -А она?

 - Она улыбнулась. Арина больше не сдерживалась. Она рыдала Генке в плечо. И вдруг ему показалась, что его история какая-то маленькая, неинтересная, а мотив очень слабенький. И в этот момент он действительно захотел измениться. 
И сразу всё стало по-другому. Арина научила Генку невероятным, чудесным вещам, которые навсегда преобразили его комнату. В шкафу теперь было много места, потому что все вещи лежали смешными аккуратными цилиндриками. А с Даней они теперь не только успевали в школу, но ещё и успевали позавтракать. Это оказалось большой экономией карманных денег. Мила и Анжелика устраивали ему ежедневные экзамены на всякие ударения и окончания. Генка был на высоте.

- Надевают одежду, одевают Надежду, - девчонки аплодировали.

На ужине в литературном кафе Генка был неподражаем. Во-первых, мастерски справился со всеми вилками, ножами и салфетками, а во-вторых, провёл безупречную беседу с родителями Сони и Кирилла о литературных новинах этого года. Было только тяжело на уроках английского, потому что его теперь постоянно отвлекала улыбка Арины. Иногда стало казаться, что без её улыбки день какой-то серый и скучный. Его взгляды на Арину замечали все, и весь курс с большим волнением ждал развязки сложившейся ситуации. Ждать пришлось недолго.

Светлана Владимировна обвела взглядом всех ребят.

-Три месяца прошли очень быстро. И у меня ещё ни разу не было курса, который бы так сдружился, как вы. Завтра у нас экзамен, а потом предлагаю сделать чаепитие. Но почему-то все смотрели не на Светлану Владимировну, а на Генку. Соня, как самая старшая в группе, взяла инициативу.

-Светлана Владимировна, завтра к Генке его Амелия из Лондона приезжает. Можно она на чаепитие придет? Мы как раз попрактикуемся с носителем языка! Все подхватили, зашумели и стали договариваться, кто что принесет к чаю. Арина подошла к Генке.

-Только, пожалуйста, надень на встречу что-то поприличнее. Ты все помнишь?

 Генка машинально кивнул и вконец растерялся. Цель понравиться Амелии давно стала неактуальной, как и желание уехать в Англию. А вот процесс преображения захватил его, как увлекательная игра, как яркое событие в жизни. И, конечно, до последней минуты он до конца не понимал, как много стала значить для него эта маленькая, хрупкая, но очень сильная девочка.

Геннадий Малышев стоял в белой рубашке, пиджаке и с букетом цветов и обреченно смотрел, как к нему подходит счастливая Амелия.

 -О! Это есть комплимент?

-Это цветы. Как долетела?

 -Спасибо. Хорошо. Я есть встречаемая моей тетей. Напиши адрес, куда я должна приехать. Амелия протянула ему блокнот с ручкой, а сама кому-то замахала. Генка дописал адрес. 
- Сначала экзамен, а в шесть будет чаепитие. Приезжай к шести.

-Хорошо. До встречи.

Радостная Амелия побежала к родственникам. Через несколько секунд она опять подбежала  к так и стоящему Генке.

 - У Тёти аллергия (моя тетя есть аллергик на цветы). Ей нельзя цветы, - она сунула в руки Генки его букет и убежала снова.

 На экзамен не пришла Арина. И это для Генки стало маленькой катастрофой. Он надеялся, что она опаздывает и придет на чаепитие, поэтому не отрываясь смотрел на дверь, пока в неё не зашла такая же, как и утром, счастливая Амелия. Весь курс наблюдал страдания на лице своего товарища. Когда Амелия на минутку выпустила из своего поля зрения Генку, Кирилл, стоявший рядом, впечатал в его белоснежную рубашку свой кусок торта. Глаза Генки сначала расширились, а потом он увидел ещё более расширенные глаза Амелии и Кирилла, который посмотрел на Амелию взглядом,  полным  сочувствия.

-Гена, ну что ты как всегда! Не обращайте внимания, у кого не бывает!

 В этот самый момент элегантный Даня подхватил Амелию под руку и повел к столу. -Мы так рады за Гену, что ты приехала. Хорошо, что ты говоришь по-русски, а то как бы вы общались.

- Гена знает английский.

 -Гена - мой друг, поэтому ты не сердись на него, просто он хотел тебе понравиться. Сегодня Гена завалил экзамен. У него эта…неспособность к языкам. Амелия уже не так восторженно посмотрела в сторону Гены, который, пытаясь салфетками счистить с себя остатки шоколадного торта, размазывал его по всей рубашке. Тут вундеркинд поставил музыку, и Даня со словами «Он не обидится» пригласил Амелию танцевать. Грязного Генку пригласила Анжелика. Причем во время танца она постоянно наступала ему на ноги, из-за чего их танец смотрелся очень неуклюжим. Амелия с удивлением смотрела на эти скачки, а Даня невозмутимо пояснил:

-Просто танцы - это не его. Зато он чемпион по сбиванию пустых банок.

Больше Амелия старалась не смотреть в сторону Генки. А он продолжал смотреть в сторону двери, пока Тоня не шепнула ему на ухо: «Иди к ней».

Генка не шел, он бежал. Когда Арина открыла входную дверь, перед ней стоял весь грязный, растрёпанный, но невероятно счастливый Генка. Он держал в руке её заколку.

-Вот. Я починил.

Сбор средств на фильм ...
Прикрепите скан чека о перечислении средств
Некоммерческая организация
"Центр развития интеллектуальных
и творческих способностей"
СТАНЬ СОПРОДЮСЕРОМ ФИЛЬМА!
Акция "Киноэкология" открывает возможности каждому региону - субъекту РФ создать свой фильм от своего региона. Задача участников акции - собрать более 1 тонны макулатуры от образовательного учреждения. Школы-участники акций будут вписаны в титры кинокартины, как сопродюсеры создаваемого фильма.

Регионы - школам России.
Планируется, что в течение 5 лет в акции примут участие школьные образовательные учреждения каждого субъекта Российской Федерации. Таким образом, общими усилиями школ будет создано 85 новых детских художественных короткометражных фильмов воспитательного значения.
По любым интересующим вас вопросам обращайтесь по телефону:
+7 911 167 94 11
Алексей
info@kinouroki.ru
Большой Смоленский проспект, 26